Джон Толкин: Туда и обратно, или как создавалась мифология «Хоббита». (Журнал «Фома» №1,2013)

«Хоббит» — тема январского номера журнала «Фома»хоббит, толкин, властелин колец, средиземье, кино

В декабре ушедшего года состоялось грандиозное событие в мире кино: на экраны вышел «Хоббит». Фильм снимался с частотой 48 кадров в секунду (вместо 24-х обычных кадров), были применены технологии 3D, над картиной работали, пожалуй, самые опытные специалисты в мире. Но не это обеспечило такой интерес. Главное – фильм снял режиссер Питер Джексон, создатель знаменитого фильма-триголии «Властелин колец». Поклонники, которые есть у режиссера на всех континентах, называют его просто: «ПиДжей». Может, даже на Антарктиде. Что же обеспечило такой успех? Для этого стоит посмотреть видеоблог режиссера, в котором он рассказывает о съемках и «Властелина колец», и «Хоббита», и тогда станет понятно, как тонко Джексон чувствует тексты Толкина, как он, буквально, влюблён в эти тексты.

Журнал «Фома» (№ 1, январь 2013 г.) свой первый выпуск в новом году посвятил
«Хоббиту»  - как фильму, так и самой книге. В интервью с филологом и переводчиком Николаем Эппле корреспондент Валерия Посашко касается, прежде всего, фактов из жизни «отца-основателя» мира Средиземья Джона Р. Р. Толкина. Ревностный католик, профессор Оксфордского университета, участник Первой Мировой войны, Толкин смог создать на основе древнеанглийского эпоса абсолютно новую реальность, сказочный мир со своим языком, персонажами, историей, со своей Книгой Бытия – Сильмариллионом. Есть и люди в этом огромном мире, но они в нём совершенно спокойно соседствуют с эльфами, гномами, магами, полуросликами-хоббитами. При всём этом, нельзя назвать романы писателя сказкой для детей, которая не представляет никакого интереса для взрослого читателя. Книги Толкина, если их перечитывать, могут открыться с совершенно иного ракурса, потому что их автор – мудрый человек с огромным жизненным опытом. Мудрый и не лишённый чувства юмора, как волшебник Гэндальф.

толкин, толкин фото, властелин колец

Джон Р. Р. Толкин (1892-1973)

Николай Эппле подробно рассказывает про дружбу Джона Толкина с другим писателем-сказочником, Клайвом Льюисом. Эта дружба была непростой, порой она натыкалась на непонимание, охлаждение. Ведь при внешней творческой схожести Толкин и Льюис были довольно разными людьми, это можно заметить, если сравнивать их произведения. Всё-таки, книги Льюиса – это проповедь, превращённая талантливым писателем в захватывающие романы в стиле фэнтези. В свою очередь, Толкин меньше всего хотел проповедовать, чтобы не становиться в позу учителя, не смотреть на читателя сверху вниз. В конце концов, религиозное восприятие мира у двух писателей было разным, возможно из-за того, что Толкин был католиком, а Льюис причислял себя к Англиканской церкви (что, кстати, часто становилось предметом споров между ними). Но несмотря ни на что, их дружба не распалась, они общались и помогали друг другу в главном деле – создании миров Средиземья и Нарнии. И сейчас мы можем эти миры открыть нашим детям, чтобы в трудный подростковый возраст перед ними была такая добрая и увлекательная христианская литература.

В статье «Все мы немножко хоббиты…» журналисты Алексей Соколов и Александр Ткаченко поднимают вопрос нравственной составляющей произведений Толкина. В центре обсуждения -проблема выбора в мире Средиземья и в нашем мире, о пути Бэггинса и пути Горлума. Двум хоббитам, Фродо и Смеаголу, предстояло в разное время стать хранителями Кольца Всевластья – это кольцо, если рассматривать произведения Толкина аллегорически, является символом страсти, греха. Фродо до самого конца борется с желанием обладать этим Кольцом, слиться с ним; Смеагол же сразу отдается Кольцу, и через некоторое время он полностью им порабощён, превращается в уродливого каннибала по кличке Горлум. Однажды Фродо жалеет Горлума, не убивает его, хотя, казалось бы, есть за что. И тогда Промысл, который незримо присутствует во всех толкиновских книгах, вознаграждает Фродо: когда тот всё-таки перестает бороться с Кольцом-страстью, то Горлум… Впрочем, лучше Толкина о случившемся никто не расскажет.

хоббит, властелин колец, толкин, средиземье, карта средиземья

Рисунок Дж. Р. Р. Толкина, обложка первого издания книги «Хоббит»

Заканчивается тема номера статьей игумена Саввы (Мажуко), в которой он делится своими мыслями о книгах Толкина. Богословское осмысление «Властелина колец» — вот чему профессор был бы, наверное, очень рад. Ведь для того, чтобы с помощью языка сказок приводить людей ко Христу, нужно исключить из своего писательского арсенала любые намёки на манипуляцию читателем, на заискивание перед ним и на неверие в то, что написал. Нужно вложить в книгу всю свою душу, которая, как известно, по природе своей христианка.

Алексей и Анастасия Теняковы

Комментарии запрещены.

Социальные сети
Link to my Facebook Page
Link to my Rss Page
Link to my Twitter Page
Новинки продаж!
Календарь